1998 год. Воспоминания очевидца

"Девальвации не будет, это я заявляю четко и твердо. И я тут не просто фантазирую, это все просчитано, каждые сутки проводится работа и контроль ситуации в этой сфере. Без контроля работа в этой сфере не пойдет: Сейчас идет новая волна мирового финансового кризиса, и нам надо снова поднапрячься, чтобы достойно встретить ее. Мы свои резервы подсчитали и готовы эту волну встретить".
Борис Николаевич Ельцин,
14 августа 1998г.

В общем и целом, 1998 год начинался для климатического бизнеса неплохо. И если на минуту забыть про сам кризис, окажется, что было немало светлых моментов. Было продано больше 150 тыс. кондиционеров, Россия вышла на третье место в Европе по потреблению климатической техники. Состоялась Олимпиада в Сеуле, официальным спонсором которой стали известные корейские производители кондиционеров. В том же 98-м Toshiba и Carrier образовали альянс с целью усиления своих лидирующих позиций на рынке. И наконец, корпорацией DAIKIN впервые в мире был предложен новый компрессор с качающимся ротором (SWING), специально адаптированный для работы с новыми холодильными агентами.

В России начался теплый летний месяц август:

Поэзия цифр кризиса

Для начала - просто несколько цифр. Для тех, кто пережил кризис, они наполнены поэзией и глубоким жизненным смыслом. Итак, стоимость доллара в 1998-м и 1999?гг. (по курсу ЦБ РФ, разумеется):

1998 год
16 августа  6.2900
17 августа  6.2900
18 августа  6.4300
19 августа  6.8850
20 августа  6.9900
21 августа  6.9950
22 августа  7.0050
29 августа  7.9050
1 сентября  9.3301
2 сентября  10.8833
3 сентября  12.8198
4 сентября  13.4608
5 сентября  16.9900
8 сентября  18.9000
9 сентября  20.8250
10 сентября  15.7724
11  сентября  12.8749
16 сентября  9.6117
17 сентября  12.4509
1 октября  15.9056
1 ноября  16.0100
1 декабря  17.8800
1999 год
1 января   20.6500
16 августа  24.8800

Как это было. Ветераны вспоминают:

Сам я в ту пору работал рекламщиком. Слава Богу и нашему руководству - фирма перенесла кризис достойно, сохранив в основном и бизнес, и сотрудников, и партнеров. Нас не затронули массовые увольнения и конвертация зарплаты из долларов в рубли (по докризисному курсу). Разве что работать приходилось в условиях режима жесточайшей экономии и постоянном ожидании новых неприятных сюрпризов от нашего государства.

С просьбой поделиться воспоминаниями о тех годах я обратился к своим хорошим знакомым, также работавшим до 1998 года менеджерами в климатическом бизнесе, которым, как мне тогда казалось, повезло гораздо меньше моего - один покинул бизнес, а другой еще и страну. Думаю, что мнение независимых людей "не из нашего района" придаст нашему повествованию большую объективность и полноту.

Письмо первое . Из Америки:

"Кризис 98-го, наверное, для большинства моих уважаемых бывших коллег значит очень и очень много в служебном, и даже в личном плане. Для меня, конечно, тоже. Именно от этой черты начался мой путь за океан.

Этот кризис начался - не только для страны, а для каждого из нас, - гораздо раньше. Начался, когда стал забываться 94-й с его "МММ-ами". Начался с головокружения от успехов 97-го. Начался, когда, получив от руководства "добро" раздавать товарные кредиты, мы "пустились во все тяжкие". Кстати, кто в меньшей степени поддался этим веяниям, тот в конечном счете лучше пережил этот кризис.

Вторая половина августа 1998 года. На фирме все сотрудники слушают радио и смотрят телевизор. На смену шквалу звонков пришла гробовая тишина. Непонятно, как выставлять курс доллара для тех немногих дилеров, которые отваживаются делать робкие заказы. История с долгами отдается ледяным страхом изнутри у каждого причастного.

Потом был приход босса в народ с оптимистической речью. Спуск небожителя к простым смертным - всегда событие почти библейское, не по важности даже, а по психологическому воздействию. Нам было приказано этот оптимизм распространять дальше, на дилеров. Отдадим им должное - большинство перенесло эти события с гораздо меньшими моральными и материальными потерями.

Я до сих пор удивляюсь жизнестойкости большинства региональных дилерских фирм. Не имея большой жировой прослойки, они достойно перенесли все сложности периода. Благодаря деловой хватке и житейской мудрости большинство "регионалов" избежало штормовой полосы с чрезмерным грузом проблем и не пыталось переложить свою головную боль на поставщиков, конечных потребителей и других смежников. Во многом благодаря им разрешилась проблема дилерских долгов и взаимозачетов, пусть этот процесс и затянулся на почти полтора года:

Хотя, как мне кажется, кризис 98-го так и не закончился. Неверие в политику государства и чувство неопределенности осталось:".

Письмо второе . Из Москвы:

"Кризиса августа 1998 года ничто не предвещало. Вернее, может, и были какие-то тревожные звоночки, но руководство компании то ли не верило, то ли не хотело верить в то, что может произойти подобное. А мы, менеджеры, были так заняты работой, что не было времени на изучение ситуации в банковском секторе и в стране в целом.

Сейчас, вспоминая, как порой строилась работа с дилерами, ужасаюсь. Звонок клиенту, беседа про оборудование и цены, вопрос от него "а в кредит дадите, тысяч на 10 долларов?". Ну а что, человек вроде хороший, что ж не дать: Справедливости ради нужно сказать, что, как ни странно, откровенного "кидалова" в нашем бизнесе практически не было, и расчеты с дилерами строились в основном на доверии. Цены на кондиционеры в нашей фирме никогда не были слишком низкими, скорее наоборот, они всегда были выше, чем у конкурентов. Периодически возникала проблема избытка оборудования на складе и, как следствие, невыполнение плана отгрузок. И в такие моменты руководство было согласно отгружать оборудование дилерам в долг, на реализацию, так сказать. Документально такие отгрузки хоть и проходили по договорам, но юридические отношения такого рода в России 1998 года были в зачаточном состоянии. В таком вот состоянии мы и подошли к кризису:

В середине августа дилеры традиционно погасили или готовились погасить свои долги к 1 сентября. Замечу, что в договорах такой форс-мажор, как банковский кризис со всеми вытекающими последствиями, разумеется, не был учтен. Те, кто готовился погасить платежи, резко скидывал деньги по безналу, чтобы выйти в положительный рублевый баланс и формально рассчитаться. Те, кто уже перевел деньги, - разбирались со своими банками, которые, приняв деньги, не пересылали их дальше. Через месяц, когда деньги все-таки приходили, клиент, хотевший погасить тридцать тысяч долларов долга, гасил от силы десять. Все всё понимали, но как-то изменить ситуацию к лучшему не получалось:

И вот, в конце августа, менеджеры, получив соответствующее распоряжение "свыше", начали активный прием рублевых платежей. Буквально сразу же выяснилось, что эти перечисления в долларовом эквиваленте покрывают в лучшем случае две трети баланса с клиентом. В итоге, был дан "обратный ход". Так начался затянувшийся процесс частого и плотного общения с дилерами под лозунгом "вы должны нам еще денег". Как раз в этот период проявились все их положительные и отрицательные черты. Кто-то признал долг и начал мучительно его погашать, кто-то сразу четко сказал, что он ничего не должен, кто-то предлагал вариант "разойтись 50 на 50". Так что процесс проходил с переменным успехом.

Затем денежный поток от дилеров и вовсе иссяк. Одни банально отказались платить в силу тех или иных причин, другие разорились и заплатить не могли по определению, третьи, шантажируя и интригуя, отчаянно "выбивали" себе льготные условия. Начался второй этап этой эпопеи, но уже под девизом "ну отдайте хоть половину денег", который, откровенно говоря, был уже не актуален.

А еще через год процесс перешел в финальную стадию, когда "крайними" во многих климатических фирмах оказались совладельцы или собственные менеджеры:"

Что было после

В общих чертах это помнят все. Разорение одних и рождение других. Офисы банков перестали быть любимым корпоративным клиентом. Климатический бизнес потянулся к частникам, а руководители климатических фирм заговорили о важности информационно-технической поддержки дилеров, которая поможет им выжить в тяжелых послекризисных условиях.

Началось становление, а в отдельных случаях - и возрождение российских производителей климатического оборудования, которые приступили к выпуску пусть бесхитростных, но очень недорогих нагревательных приборов с дизайном, подозрительно напоминающим импортные аналоги из докризисного прошлого:

Мы начали воспоминания о 1998 годе с воспоминаний бывшего Президента России, а закончим - цитатой из другого президента того времени, кстати, оказавшегося гораздо более прозорливым в своих прогнозах:

"Бесспорно, события минувшего года когда-нибудь войдут в анналы отечественной истории. Но будем надеяться, что 1998-й запомнится нам не только обвалом рубля и разразившимся экономическим кризисом. Было и немало хорошего.

В полный голос заявила о себе созданная в 1997 году Ассоциация Предприятий Индустрии Климата (АПИК). Появление АПИК сыграло немалую роль в налаживании конструктивного диалога между ведущими российскими фирмами. Это позволило сохранить высокие объемы продаж в условиях крайне неблагоприятной конъюнктуры и успешно миновать самый острый момент кризиса с минимальными потерями. И пусть в ближайшем будущем нас ждут не самые легкие времена, будем оптимистами.
А иначе сейчас просто нельзя, ведь в конечном итоге все в наших руках. Лучшее подтверждение тому - этот журнал. Наш с Вами журнал"
Павел Вадимович Нейштадт, президент АПИК, март 1999 года.

Статью подготовил Артем Кушнерев,
эксперт по рекламе АПИК



наши проекты
  • АПИК
  • Университет климата
  • Выставка «Мир климата»
  • АПИК-тест