Justitia nemini neganda est («В правосудии нельзя отказать никому» — лат.)

Justitia nemini neganda estНи для кого не секрет, что многим современным предпринимателям приходится сталкиваться с судебными органами как в роли истца, отстаивающего свои интересы, так и в качестве ответчика, пришедшего в суд, чтобы защититься от нападок контрагентов.

Наш опыт показывает, что правовые проблемы, возникающие у субъектов того или иного сектора рынка, довольно схожи. Более того, уже имеется определенный опыт их решения.

Конкретные примеры из судебной практики могут оказать здесь реальную помощь.

В этой статье мы хотим рассказать о судебных спорах, участниками которых стали специалисты нашей компании. Эти споры во многом типичны для организаций, работающих в сфере продажи и монтажа климатического оборудования.

Начать хотелось бы с арбитражного спора о взыскании с поставщика кондиционеров значительных убытков, которые были причинены покупателю в результате неправильного монтажа кондиционера. В рамках данного дела удалось доказать, что в причиненных убытках есть доля вины и самого покупателя, что повлекло снижение суммы взыскания.

Так, организация осуществляла поставку и монтаж кондиционеров в один из департаментов областного правительства. Спустя несколько месяцев, после того как оборудование было смонтировано и подписан акт сдачи-приемки работ, в кабинете, где был установлен кондиционер, произошел пожар, распространившийся на часть здания. Как следовало из технического заключения Испытательной пожарной лаборатории, причиной возгорания стало нарушение правил монтажа электрооборудования, выразившееся в соединении фрагментов кабеля методом «холодной скрутки».

На основании указанного заключения суд первой инстанции признал поставщика кондиционера виновным в понесенных истцом убытках, возникших при пожаре, и возложил на него ответственность по возмещению этих убытков.

Тем не менее в кассационной инстанции удалось убедить суд в том, что в данном случае необходима иная оценка меры ответственности поставщика кондиционеров за случившийся пожар. Необходимо учитывать не только действия самого поставщика, а именно неквалифицированный монтаж, но и то, что покупатель, узнав о нарушении правил монтажа и, следовательно, возможных рисках, не предпринял каких-либо мер.

В суде кассационной инстанции правовая защита поставщика кондиционеров основывалась на нормах гражданского законодательства, согласно которым суд обязан уменьшить размер ответственности должника, если потерпевший (в данном случае департамент правительства — покупатель кондиционеров) умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера причиненных убытков либо не принял разумных мер к их уменьшению.

Норма ГК РФ, на которой была основана позиция защиты, применяется судами и практикующими юристами крайне редко, а ведь она незаменима для тех, кто имеет дело с поставкой и монтажом потенциально опасных приборов.

Итак, в суде удалось доказать, что за несколько месяцев до возгорания электрокабеля уполномоченный работник департамента по обслуживанию здания во время ремонта кабинета, в котором впоследствии произошло возгорание, вскрыл пластиковый кабель-канал кондиционера и обнаружил, что соединение в шнуре питания осуществлено способом, недопустимость которого указана в руководстве по эксплуатации кондиционера.

Между тем работник истца и сам истец были ознакомлены с руководством по эксплуатации кондиционера, где говорится, что такое соединение таким способом может привести к пожару или удару током. Однако, обнаружив указанные недостатки, они не известили об этом поставщика, который производил монтаж кондиционера, ни в момент обнаружения некачественного монтажа электропроводки, ни в момент сервисного обслуживания и проверки работы кондиционера, проводимых позднее.

На основании представленных доказательств суд принял решение существенно снизить сумму возмещения.

Стоит уделить внимание случаям рассмотрения претензий к качеству оборудования в пределах гарантийного срока и имеющейся судебной практике по данному вопросу. Что же может требовать покупатель в случае выявления недостатков товара? Ограничивает ли как-то закон диапазон этих требований?

Так, в суде рассматривались требования покупателя, заявленные в рамках договора, по которому была осуществлена поставка климатического оборудования (фэнкойлы и блоки фильтрации), а также произведены их монтаж и пусконаладочные работы.

В период гарантийного обслуживания поставленного оборудования в результате нарушения герметизации изделия и утечки охлаждающей жидкости вышли из строя несколько фэнкойлов, о чем стороны составили соответствующий акт.

Покупатель направил поставщику претензию, где потребовал заменить некачественное оборудование или возвратить выплаченные за него денежные средства.

Поставщик предложил устранить обнаруженные недостатки, отказавшись заменить товар или возвратить деньги. Покупатель, настаивая на своем, обратился с иском в суд. Он мотивировал свои требования тем, что данные недостатки являются неустранимыми, а в этом случае ГК РФ дает возможность требовать от поставщика возврата денежных средств или обмена товара.

Поставщик же был уверен, что имеющиеся недостатки могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени. Тогда, как следует из закона, покупатель не вправе отказываться от исполнения договора и требовать возврата уплаченной за товар денежной суммы или требовать замены товара.

На суде основным стал вопрос определения характера выявленных недостатков — являются ли они устранимыми или нет. В ходе судебного процесса было выяснено, что из составленного сторонами акта невозможно однозначно установить причины поломки оборудования: дефекты поставленного оборудования, или же неквалифицированный монтаж, или нарушение правил эксплуатации оборудования. Экспертное заключение, содержавшееся в материалах дела, было проведено в отношении другого оборудования, и иных доказательств покупателем представлено не было. Таким образом, истец не смог доказать, что поставленное оборудование имеет так называемые неустранимые недостатки, и суд отказал в иске в полном объеме, несмотря на то что поставщик фактически признал факт неисправности и готов был осуществить ремонт за свой счет. Между тем по закону истец был вправе требовать уменьшения покупной цены, безвозмездного устранения недостатков или возмещения своих расходов на устранение недостатков, но подобных требований от него не поступало.

Еще одно довольно неординарное дело, в исходе которого сомневалась сама компания, обратившаяся к нам за помощью. Компания поставила, произвела монтаж и пуско-наладку холодильного оборудования для заморозки продукции. Но, выполнив все свои обязательства, оплату в полном объеме не получила. Претензия с ее стороны была проигнорирована заказчиком под тем предлогом, что факт выполнения работ доказать невозможно.

Дело осложнялось тем, что договор помимо предусмотренных законом первичных документов (товарных накладных, счетов фактур, актов выполненных работ) обязывал стороны в строгом порядке оформлять иные разнообразные документы, подтверждающие поставку, монтаж, испытания и ввод в эксплуатацию оборудования. Оплата за проведенные работы была напрямую связана с оформлением всех этих документов.

Вместе с тем документы, которые нам принес клиент в обоснование своей правоты, не отвечали требованиям заключенного им же договора. Анализ имеющихся в нашем распоряжении материалов показал, что документы составлялись несвоевременно и хаотично, как нам было сказано, «на доверии», «как мы обычно делаем, и раньше проблем не было»… Более того, опять же полагаясь на «доверие», клиент не следил за тем, чтобы документы своевременно и надлежащим образом подписывались уполномоченными лицами, чтобы, где это необходимо, ставились соответствующие печати.

Итак, к началу судебного разбирательства мы имели подписанные товарные накладные с печатью, часть актов выполненных работ и иные промежуточные акты, причем некоторые не были подписаны стороной ответчика, или подписаны лицом, личность и должность которого установить не представлялось возможным.

Именно на отсутствие данных подписей указывал ответчик утверждая, что истцом испытания и пуско-наладка проведены не были.

Однако, несмотря на отсутствие необходимых актов, нам удалось убедить суд, что совокупность имеющихся документов, а также переписка сторон и факт того, что ответчик в течение нескольких месяцев не обращался в адрес истца с требованием завершить весь комплекс работ или возвратить деньги, плюс отсутствие претензий к качеству, объему и сроку выполнения работ в достаточной мере подтверждают факт исполнения истцом своих обязательств по договору в полном объеме.

При указанных обстоятельствах суд посчитал наши требования обоснованными. Более того, нам удалось взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами за весь период просрочки оплаты.

В заключение данной темы хотелось бы обратить внимание читателей на ряд интересных правовых положений.

Мало кто знает, что закон не обязывает скреплять печатью подписи на договоре. Обязательным является только наличие подписи уполномоченного лица. Наличие оттиска печати на договоре является обязательным, только если стороны согласуют такое условие, например, в деловой переписке или непосредственно в тексте договора. В связи с чем, имея на руках договор без печатей сторон (а такое бывает нередко), не нужно сомневаться в правильности оформления договора, отсутствие печати контрагента не станет препятствием для отстаивания ваших интересов.

Имейте также в виду, что, обмениваясь с контрагентами факсимильными или электронными копиями договоров, приложений к договорам, спецификаций и других документов, вы рискуете не доказать в суде факт их заключения, так как подобные способы обмена документами допускаются только тогда, когда это прямо согласовано сторонами, в иных случаях необходимо наличие оригиналов.

При отсутствии самого договора (что тоже не редкость, ведь хозяйственные отношения в нашей стране часто строятся «на доверии»), в качестве подтверждения разовой сделки купли-продажи будет достаточно только надлежащим образом оформленной товарной накладной. Правда, в данном случае вы не сможете в суде ссылаться на условия заключенного, но не подписанного договора (сроки оплаты, сроки поставки, увеличенные штрафные санкции, этапы работ).

Бывают и такие случаи: директор уехал в командировку, а договор необходимо срочно подписать. Договор подписывается, к примеру, заместителем, а про доверенность либо никто и не вспоминает, либо, закрутившись, забывают впоследствии направить контрагенту, или, что тоже не совсем верно, оформляют доверенность актуальной датой уже после заключения договора. Обнаружив, что контрагент не платит (не исполняет взятые на себя обязательства), вы идете в суд, где слышите от ответчика: «Договор подписан неуполномоченным лицом, значит, не заключен!» Не отчаивайтесь — есть достаточно много правовых способов подтвердить в суде то, что генеральный директор впоследствии одобрил данный договор, а это делает его абсолютно легитимным и обязательным для исполнения сторонами.

Что можно сказать, подводя итог?

Не бойтесь обращаться в суд и не спешите соглашаться с требованиями недобросовестных контрагентов. Порой вы просто можете не знать, что у вашего дела есть судебные перспективы. Что многие компании, столкнувшись с аналогичными проблемами, смогли отстоять свои интересы в суде, получив не только заработанное, но и компенсацию или же снизив размер кажущейся на первый взгляд бесспорной ответственности за причиненный ущерб.

Ирина Егорова, главный юрисконсульт ЗАО «Контент-Право»



наши проекты
  • АПИК
  • Университет климата
  • Выставка «Мир климата»
  • АПИК-тест